Сказание о богатырской деве Паян-Хыс

Хакасский исторический эпос

Среди  сказаний  о  богатырях  есть у хакасов и  сказание  о богатырской  деве Паян-Хыс.  Она  была  единственной   дочерью   Барс-бега,  ставка  которого  находилась в долине  Туима.

Его  несметные  табуны  состояли  из  сказочных  скакунов («аранжула»)  пестро-барсовой  масти.  Лошади  Барс-беги,   паслись  на  степных  просторах  озера  Беле. Во  главе  стада  был жеребец-ызых,  служивший  им оберегом.  Однажды  вожак  пропал.  Барс-беги  долго  его  искал и лишь  перейдя  Белый  Июс  обнаружил  его  на  одной  из  вершин.  Возвращаясь  с жеребцом  домой,  он  услышал    стук  топора.  Вскоре  он  разглядел  в тайге  двух  человек,  которые  рубили  деревья.  На  вопрос,  что  они  делают,  получил  ответ,  что  они  готовят  ему  гроб. Это  были  духи-хозяева  священной  горы  Ызых-таг.  От  этих  слов  Барс-беги  занемог,  и спустя  некоторое  время  скончался.  Вместо  него  стала  править  его  дочь богатырская  дева  Паян-Хыс…

Однажды  калмыки с известным  конокрадом  Хулатаем  проникли в Июские  степи и украли  табун  барсово-пятнистых  лошадей.  Паян-Хыс  вместе со  своими  пастухами  бросилась в  погоню.  Стояла  жара и Паян-Хыс,  чтобы  облегчить  дыхание  растегнула  ворот кольчуги.  Этим  воспользовался  Хулатай,  поджидавший  их,  в засаде. Он  пробил  стрелой  грудь  богатырской  девы.  Падающую  деву подхватили  телохранители  и повезли  назад.  У  Белого  Июса  силы  ее покинули  окончательно.  Умирающая,   увидела,  как  подбежавшая  мышь  стала  пить ее кровь.  Она  в  ярости  переломала  ей  ноги  и отшвырнула  прочь.  К  удивлению  мышь  не  погибла, а  съела  корни  какой-то  травы,   поправилась и снова  подбежала к ней  пить  ее кровь.

Паян-хыс  подползла к этой  траве,  съела  ее корни,   и рана у нее тут же  затянулась. После  тяжелого  ранения  она  сильно  ослабла и,  добравшись  до  озера  Орлана  под  сенью  деревьев,  заснула  богатырским  сном.

Волею  судьбы  рядом  с ней  оказался славный  батыр  Ир-Тохчын,  приехавший  из  долины  Абакана,  разыскивать  своих  коней.  Он  не  удержался  от соблазна  овладеть  спящей  красавицей.  За  свой  грех  он  был  проклят  очнувшейся  девой,  которая  изрекла  следующее: «Пусть  степные  собаки  съедят  вороных  агамаков!    Пусть  потомство  Ир-Тохчына  приобретет  отвратительную  внешность!  Пусть  их  лица  будут  с отвисшими  щеками и бычьими  носами!»  Проклятие  настигло  род   Ир-Тохчына и его  потомки стали  плосколицыми.

Паян-Хыс  скрылась  от  людских глаз  в  горах  Оглахты.  И  через девять  месяцев  пришла  к берегу  Енисея и родила  ребенка.  На  берегу,  она  соорудила лодку,   уложила  туда  младенца и со  словами:  «Да  не  погибнет  род  Барс беги», -  пустила  ее в реку.  Сама  же,   сгорая  от  стыда  ушла  под  воды  Енисея.  Так  закончилась    жизнь  славной  богатырской  девы  Паян-Хыс.

В  других  сказаниях  о  ней  говорится,  что  она  погибла  в битве  с монголами  и была  похоронена  на  горе  Окис-тигей в долине  Туима.

Ваш отзыв

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.